Обсуждение законопроекта "Об обороте культурных ценностей в РФ"

4 февраля состоялась пресс-конференция, посвященная находящемуся на рассмотрении в Государственной Думе законопроекту.

Профессиональные сообщества антикваров и экспертов в области предметов искусства, музейные работники, коллекционеры, граждане - собиратели искусства крайне обеспокоены в связи с тем, что в Государственную Думу РФ поступил на рассмотрение проект закона «Об обороте культурных ценностей в Российской Федерации». Специалисты художественного рынка считают невозможным его одобрение и введение, поскольку это приведет к многочисленным нарушениям действующего законодательства, в том числе, конституционных прав граждан (ст. 35 Конституции РФ), к разрушению сложившихся, понятных всем и основанных на законах, правил на рынке искусства, уничтожению легального оборота культурных ценностей. 

Предложенная в данном законопроекте новая схема отношений в сфере сделок с культурными ценностями, не отвечает целям, сформулированным в нем, и не содержит новизны, поскольку действующим законодательством РФ уже урегулированы те вопросы, которые ставят перед собой авторы законопроекта. 

Авторы законопроекта пытаются придать ему ложную значимость для государства и общества, на самом деле прикрывая свои реальные намерения – контроль и регулирование с целью извлечения дохода путем создания непреодолимых сложностей в обороте культурных ценностей за счет введения в правовую систему следующих жестких ограничений:

Реализация данных планов приведет к следующим крайне негативным последствиям:

Очевидно, что законопроект рассчитан на применение только в городах федерального значения таких, как Москва и Санкт-Петербург. Из законопроекта следует, что в каждом городе страны необходимо создать достаточное количество служб, обязанных выдавать экспертизы и паспорта на культурные ценности, что повлечет увеличение государственных расходов на их организацию и содержание. Не понятно также, каковы в регионах возможности доступа к экспертизе вообще, везде ли есть необходимое количество экспертов?

На наш взгляд, данный законопроект может отвечать только интересам определенной группы людей, которые рассчитывают на личную выгоду от его реализации. Интересам государства и общества данный закон не отвечает, т.к. сплошные необоснованные ограничения приведут только к одному – вызовут непонимание и недовольство граждан, нанесут удар по рынку искусства, сделают теневым оборот культурных ценностей. На сегодняшний день успешного мирового опыта применения аналогичных законов не существует.

Василий Владимирович Бычков, президент Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров: «Мы считаем, что этот законопроект – возможно, в силу того, что он разрабатывался неспециалистами, – не учитывает всех сложностей и тонкостей, известных профессионалам, которые не позволяют вот так огульно подойти к регламентации деятельности художественного рынка. Кроме того, всех чрезвычайно тревожит сам факт существования реестра, в котором будут отражены сведения о культурных ценностях и их владельцах. Объем киберпреступности составляет от 500 млрд. до 1 трлн. долларов, и такой реестр может стать находкой для криминального мира. Мы считаем, что законопроект в нынешнем виде категорически неприемлем. Речь не идет о каких-то доработках и поправках – неприемлема сама концепция тотального контроля».

Александр Владимирович Киселев, вице-президент Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров по выставочной деятельности, директор галерейного центра «Даев,33»: «Представители нашего сообщества – это не только коллекционеры, галеристы и владельцы культурных ценностей. Это еще и музеи, которые регулярно планируют и организуют интересные выставки. Например, специальные проекты Российских Антикварных Салонов пользуются бешеной популярностью – люди приходят целенаправленно на них. Плюс сейчас мы работаем над программой «Большое искусство – малым городам». В октябре была выставка «Художники Тверской земли». По отзывам работников галереи, их посещаемость за время выставки выросла в 3,5 раза – это говорит о том, что у людей есть тяга к качественному искусству. Законопроект же наносит сильнейший удар по психологии коллекционеров, которые готовы на время расстаться со своими вещами, чтобы показать их широкой публике. Этот закон – в случае его принятия – воздвигнет непреодолимые барьеры на пути организации выставок. Ни один нормальный здравомыслящий человек не станет регистрироваться в реестре для того, чтобы я попросил у него картину на выставку в другом городе. В этой ситуации свою позицию должно четко высказать не только антикварное сообщество, но и музейное сообщество тоже».

Ольга Сергеевна Глебова, искусствовед, независимый эксперт, была в рабочей группе по подготовке стандарта экспертизы: «Осенью 2015 года была собрана очень большая рабочая группа – эксперты в самых разных областях. Однако, когда организаторы поняли, что группа отвергает один вариант за другим и проект не может быть окончен в намеченный срок, организаторами был разработан альтернативный текст, который был, по сути, втихаря подан в Росстандарт и при этом не был предоставлен на утверждение или ознакомление ни одному из членов рабочей группы . Создатели этого текста приложили усилия к тому, чтобы этот текст нигде не был опубликован, на официальных ресурсах его нет, узнавать о нем приходилось по сугубо личным каналам. Очевидно, что рабочая группа была использована исключительно в качестве прикрытия – чтобы в СМИ можно было отрапортовать о том, что документ разрабатывался в процессе обсуждения со специалистами. Необходимо отметить также, что текст "Национального стандарта по экспертизе КЦ" написан людьми, не знакомыми с практикой экспертизы. Авторы текста путаются в терминах: путают технологическую экспертизу с материаловедческой, комплексную экспертизу с комиссионной, не видят разницы между профессиями эксперта, оценщика и хранителя. Однако же они берут на себя смелость разрабатывать национальный стандарт, прикрываясь именами членов рабочей группы и полностью игнорируя их мнение». 

Андрей Акимович Гилодо, эксперт, аккредитован при МКААД, специализация «Русский художественный металл и эмаль XIX вв., в т.ч. изделия из драгметаллов; западноевропейский художественный металл и эмаль XIX века, в т.ч. изделия из драгметаллов»: “Национальный стандарт и связанный с ним законопроект разрабатывался исключительно для судебной экспертизы. Разговор шел о совершенно конкретном секторе экспертизы. С самого начала эксперты - члены рабочей группы настаивали, что этот стандарт предназначен исключительно для судебной экспертизы и не может распространяться на ту экспертизу, которая действует на открытом художественном рынке. Все поправки и предложения, которые вносили эксперты - члены рабочей группы в разрабатываемый текст, в конечном варианте Стандарта не были учтены без каких либо объяснений. Предлагаемый законопроект об обороте культурных ценностей абсолютно игнорирует те векторные установки, которые определены руководством страны ( о создании благоприятной законодательной базы и поддержке развития практической деятельности в сфере малого и среднего бизнеса). Все, что написано в этом законе не позволяет решить те цели, которые в нем задекларированы. Ни одной из них».

Давид Михайлович Якобашвили, коллекционер, член Попечительских советов музея "Государственный Эрмитаж", Всероссийского Музея декоративно-прикладного искусства, основатель частного музея «Собрание»: "Может быть, нас таким образом пытаются отвлечь от чего-то более серьезного и важного? Может быть, стоит вместо культурных ценностей сосредоточиться на более актуальных вещах - на импортозамещении, например, на выращивании собственных огурцов и помидоров? Многие люди хранят памятники старины именно как память о дедах и прадедах, и расстаются с ними только в исключительных случаях - если им, например, необходимы деньги на операцию. А представьте себе масштабы нашей страны? Сначала человек из глухой сибирской деревни должен будет поехать в Москву к эксперту и оценщику за несколько тысяч километров, и уже только потом ложиться на срочную операцию? Очень надеемся, что все встанет на свои места, и Министерство Культуры нас поддержит".

Михаил Александрович Каменский, генеральный директор "Sotheby‘s – Россия и СНГ": «Закон покушается на личностно-интимный мир граждан нашей страны. Появляется какой-то кирзовый сапог, который хочет войти в каждую квартиру, влезть в каждый чуланчик, бабушкин комод, отцовский книжный шкаф, мой альбом с семейными фотографиями… Предлагаемый свод норм и правил невозможно применить на практике. Но есть другая опасность: применить невозможно, а принять – возможно. И невзирая на его неприменимость, в случае принятия, этот закон даст возможность преследовать практически любого гражданина, имеющего в своей собственности культурные ценности”.

   

   

Все новости Салона