Давид Якобашвили: музей - мой вклад в культуру города и страны

Так как подобного музея, где совмещаются экспонаты самых разных жанров, нет нигде, то и образца у нас не было. Все делаем с нуля.

Частный музей “Собрание“, в котором должно разместиться более 10 тысяч экспонатов из коллекции бизнесмена Давида Якобашвили, включая уникальные музыкальные механизмы и автоматоны, поселился на московской улице Солянка на месте бывшей шашлычной-“стекляшки“. К концу следующего года музей с реставрационными мастерскими планируют открыть для посетителей. Якобашвили рассказал РИА Новости о деталях строительства и том, как будет выглядеть его музей.

- Зачем вы основали этот музей?

— Цель чисто просветительская: чтобы люди смогли прикоснуться к истории. Кроме того, начало моей коллекции положило собрание музыкальной механики моего шведского компаньона и друга Билла Линдвала. Он собирал ее более 40 лет, там примерно 460 предметов. Иногда в хорошую погоду Билл выходил на городскую площадь в Стокгольме и крутил ручку переносного органчика, радуя горожан звуками старинных мелодий. В 2000 году, почувствовав, что серьезно болен, он предложил мне купить коллекцию и сделать музей. Потом к музыкальным раритетам прибавилось множество произведений декоративно-прикладного искусства.

- Расскажите, пожалуйста, про наиболее интересные экземпляры.

— Мне так сложно выбирать – все люблю. Например, из "романовских" раритетов – ожерелье Екатерины Великой, рояль Марии Федоровны или, например, четыре бронзовых корабля греческого короля Георга I (мужа великой княжны Ольге Константиновны). Есть также и принадлежавший Адольфу Гитлеру симфонион (музыкальная шкатулка, воспроизводящая звуки со специальных металлических дисков). Очень люблю русскую бронзу — работы Клодта, Позена, Опекушина, Антокольского, Трубецкого. Много ню и эротики: ведь такие художники, как Зичи и Богданов, писавшие при дворе, очень любили ню, а императоры их поощряли. Планирую отвести под этот жанр отдельный зал. Немало есть рукописей и книг, у меня даже целая библиотека старинных книг о праве. Хочу, чтобы ею могли пользоваться посетители. В музее большое число фотографий, в том числе царской семьи, есть много снимков Кавказа XIX века. Вообще, по Кавказу собралась масса исторических материалов: отчеты о поездках путешественников, путеводители, одежда, информация о том, как люди выглядели, что ели, как вели себя, какой быт был, какие цены.

- А какой самый старый экземпляр вашей коллекции?

— Есть у меня часы 1520-х годов. Надеюсь, сейчас куплю еще одни — того же времени, тоже автоматон из Германии.

- Самые необычные экспонаты, конечно, музыкальные?

— В нашем распоряжении есть уникальная коллекция раритетного звука. Это более 20 тысяч музыкальных носителей — от парафиновых цилиндров и бумажных роллов (на которые путем перфорации наносились музыкальные произведения) до первых граммофонных пластинок начала ХХ века. У нас запланирована и библиотека звуков, там на полках вместо книг расположатся музыкальные носители. Будем там устраивать вечера и слушать удивительное.

- Здание музея уже готово, когда планируете въехать?

— Музей пока в руках строителей, все-таки, четыре надземных плюс четыре подземных этажа — почти 11 тысяч квадратных метров. Но надеюсь, что к следующему Новому году мы торжественно его откроем, а реставрационные мастерские, которые расположатся на нижних этажах, переедут уже в феврале. Так как подобного музея, где совмещаются экспонаты самых разных жанров, нет нигде, то и образца у нас не было. Все делаем с нуля.

- Вам долго не давали разрешение построить это здание на Солянке. Как пробили? Взятками?

— Место очень сладкое, кто-то глаз положил. Вот чиновники и тормозили. Мэр Юрий Лужков приказ подписал, чтобы дали разрешение на строительство, но ничего не делалось. Только когда сняли чиновников, представлявших интересы тех, кто хотел захватить это место, — в тот же день дали разрешение.

- Как будет выглядеть музей изнутри?

— Экспозиция разделена на несколько разделов: коллекция музыкальной механики, часов, предметы декоративно-прикладного искусства, живопись и графика, а также обширная коллекция русской бронзы, в том числе и мелкая пластика лучших мастеров XIX-XX веков, старинного русского серебра, стекла и хрусталя. На минус втором этаже разместятся открытые хранилища и реставрационные мастерские, этажом выше расположатся музыкальные аппараты, пианино, рояли, автоматоны, двигающиеся фигуры и прочие. Первый этаж займет зал для прослушивания музыки, где будет стоять большой орган и будут проходить концерты, здесь же расположится экспозиция часов с музыкой и собрание бронзы. Прикладное искусство, серебро, стекло, хрусталь, камень разместятся на втором этаже. А третий этаж займут ценные предметы небольшого размера — музыкальные шкатулки, табакерки, ювелирные изделия.

- Кто вам разрабатывает музейную концепцию?

— Сейчас это делают российские специалисты – группа "Музейное решение" и архитектурное бюро "Hi!arch". Они разработали музейную концепцию. Там много интересных моментов: это и история создания музыкальных механизмов, как они использовались и как изменялись. При этом все придумано исходя из специфики музея, например, в интерьере будут повторяться трубы органа. Эти деревянные трубы одновременно будут служить и перегородками, структурирующими пространство, и витринами, в которых расположатся экспонаты.

- Что у вас будет в постоянной экспозиции, а что в сменной?

— В постоянной экспозиции будут крупные предметы, например, все тот же рояль Марии Федоровны. А вся остальная экспозиция может быть сменной. Например, у одной моей хорошей знакомой есть отличная коллекция наперстков, можем тоже выставить. Я собираюсь показывать не только собрания друзей, но и других коллекционеров: живопись, иконы, старинное оружие. Денег брать, конечно, не планирую, бутылку поставит народ — и ладно (смеется).

- Дилеры, которые в основном покупают для клиентов, говорят, что ничего из предметов антикварного искусства в Россию не приезжает, все остается за границей.

— Это так. В основном русские оккупировали все хранилища для антикваров в аэропортах Женевы и Лондона. Люди боятся везти искусство и антиквариат в Россию. Для того, чтобы это изменилось, нужны определенные условия, стабильность, законодательная база, гарантии прав собственности. Не должно быть страшилок: у одних взять, другим – дать.

- А вы почему не боитесь?

— Многие могут подумать, что я умалишенный просто.

- А вдруг вы музей построите, а к вам придут и скажут: делитесь.

— Да я даже делиться не против. Только чтобы по совести, по-честному. Я думаю, что строительство музея – это мой вклад в культуру города и страны.

- Будете ли платить налоги с музейной деятельности?

— Надеюсь, что нет, вход у меня будет бесплатным, это мое собственное помещение, ничего не арендую. Я назвал компанию Museum Collection, а получит она статус официального музея или нет – другой вопрос.

- Но музей же надо содержать на что-то, это же несколько сотен тысяч долларов в год.

— Возможно, чтобы покрыть часть операционных расходов, буду сдавать в аренду площадку под проведение аукционов, каких-то тематических мероприятий. Надо попробовать. А если нет, то буду тянуть, пока смогу. Музей же дело хорошее.

- А будете страховать музейные ценности?

— Нет, в России это не работает. Поэтому приходится вкладываться в охранные системы, они будут очень хорошими, и усиленную охрану. Успокаивает одно — таких предметов, как у меня, много не унесешь: большие и тяжелые.

Мария Ганиянц

Все новости Салона